Поиск по этому блогу

пятница, 28 августа 2015 г.

Идеальный завтрак: мужской и женский взгляд

(Кира)

Я уверена, что мужчины и женщины совсем по-разному смотрят на одни и те же вещи. Даже если это мы с Киром. Я часто в этом убеждаюсь. Вот взять хотя бы идеальный завтрак. Ну, согласитесь, девочки, мы видим его совсем не так, как сильная половина человечества? Впрочем, зачем гадать, если можно проверить.

Для начала мой вариант (к Киру не подглядывала — честное октябрятское!):
Конечно, всякая ответственная женщина знает, что идеальный завтрак состоит из белков и углеводов. К примеру, из овсяной каши и бутерброда с куриной грудкой. Но на самом деле есть еще несколько вариантов завтрака, хотя и не таких сбалансированных, зато очень приятных. Например:
Когда накануне были гости, и на утро ты можешь доесть оставшуюся ложку супер-навороченного салата, последний кусок домашнего торта и уже порезанные фрукты всех мастей (а гости в это время с тоской вздыхают дома по поводу того, что вчера так и не смогли осилить за столом всякую вкуснятину).
Когда вспоминаешь, что остановился в шикарной книжке на самом интересном месте и за завтраком сможешь почитать ее дальше.
Когда просыпаешься самая первая, никуда не надо спешить, и ты заводишь блинное тесто. Спустя несколько минут оно уже растекается по раскаленной сковородке маленьким солнышком. Тем временем все домочадцы под звук аппетитного скворчания начинают просыпаться, под запах румяной корочки вылезают из-под теплых одеял, тянуться к тебе на кухню и группируются вокруг плиты, в ожидании блинчика — с пылу-с жару. И ты, обжигая пальцы, разрываешь эти раскаленные солнышки и даешь каждому (и себе) по кусочку. А руки тем временем наливают на сковороду уже новый блинчик. И все происходит так четко и быстро, что чувствуешь себя умелым фокусником или даже немного волшебницей. Пыхтит закипающий чайник, все собираются вокруг стола, на котором дымится ополовиненная горка блинов, и в вазочках налита белая сметана и ярко-красное малиновое варенье… В детстве идеальное утро для меня было именно таким — просыпаться под звук венчика, которым бабушка взбивала блинное тесто.
Когда любимый встает раньше тебя, идет в ближайшую кондитерскую и накупает там всяких свежих пирожных — твоих любимых, и тех, какие ты раньше не пробовала. А потом возвращается и варит ароматный кофе. И, наконец, приносит все это тебе в постель и будит нежным поцелуем. Ты, конечно, проснулась чуть раньше — от шуршания картонной коробки, таящей вкуснятину, и от запаха кофе, но еще несколько минут смотрела на мир сквозь щелочку между ресницами, находясь где-то между мирами, не желая расставаться с разлитой по телу негой. Но сейчас ты садишься в подушках, берешь в руки горячую кружку — идеальный завтрак начинается. И в нем есть все предпосылки, чтобы провести идеальный день.


(Кир)
Обязательно надо проснуться первым. Проснуться — не потому что зазвонил будильник или потому что пора вставать, а потому что выспался. А Кира пусть себе дальше спит (или хотя бы притворяется, что спит). Ребёнок, так и вовсе, когда не в школу, дрыхнет до свиных полдён, из списка исключаем.
Хорошо, когда не надо готовить, всё уже готово, только разогреть. Ну, и кофе — тут уж никуда не деться, надо варить вручную от начала до конца. Сваренный кофе пропитывает комнату бодрящим запахом. Потом из духовки/микроволновки извлекаются два куска еды (вкусной, неполезной), сервируется специальный  поднос (надо, кстати, купить), и начинается ритуал разбужения. Кира кокетничает, отворачивается, издаёт жалобно-удивлённые звуки, делает вид, что вставать не хочет. Ну, и ладно.
А я приступаю. Откусив от первого куска, тоже издаю нечленораздельные звуки — изумления и лёгкого восторга.  Ей, само собой, страшно интересно, но игра продолжается…  Подвывая, доедаю кусок, слегка прихлёбываю.  За второй берусь уже молча. И также молча его ем.  Если звуки ещё как-то можно сносить, то тишина обескураживает. Плюс родительский условный инстинкт — когда играющий в соседней комнате ребёнок вдруг затихает — надо срочно идти смотреть, что там делается.
Кира поворачивается. Улыбается солнышку, если оно есть, или мне (заместителю), если его нет. «Спросонья» никакого, конечно, нет, она сразу понимает, что происходит.  Взгляд совеет, улыбка из радостной превращается в растерянную.  Как же так? А мне?  Затвор фотоаппарата щёлкает в первый раз.
Я прячу взгляд, встаю с непроницаемым лицом и иду к духовке/микроволновке. Достаю оттуда третий кусок и возвращаюсь. Кира смеётся, раздаётся второй щелчок, и фотоаппарат можно зачехлять.  С заданным весельем едим, пьём кофе, и обсуждение планов на день поддерживает утреннюю эйфорию. Как прекрасно, когда ещё ничего из них не позади! Когда столько всего предстоит. А день-то ведь ещё только начался…
Вот, как-то так…  А позавтракав, ложимся спать дальше.

Тут всё по-честному: я не подглядывал тоже (так мы сразу договорились). Кто дочитал до конца — ещё 30 секунд внимания: перечитайте профиль. Кто был прав? 1:0 в мою пользу, согласны?

Помнится, один дяденька как-то сказал: «Один эксперимент — не эксперимент!», я тогда парировал: «Один дяденька — не дяденька!», и больше мы не встречались. В любом случае, эксперимент «Мечтать на заданную тему» будет продолжен. Глядишь, и дяденька отыщется. Только непонятно, зачем.




3 комментария: