Поиск по этому блогу

воскресенье, 2 октября 2016 г.

Как я стала кошачьей мамой

Однажды в вашем доме появляется кошка, и вы начинаете жить по-новому.

(Кира)


Кошки? Нет, что вы! С моим ритмом жизни, с моей любовью к путешествиям, с моими глобальными планами? Никогда и ни за что! И потом — это ответственность! Это расходы! Это изорванные обои, наконец... Нет, нет и нет.

Но в один прекрасный день ребёнок приходит и говорит: «Мама, нам нужна кошка». И я неожиданно для себя соглашаюсь подумать. И в этот самый миг понимаю, что согласилась взять. Хотя потом, конечно, ещё следуют длинные дискуссии и семейные советы, но где-то внутри уже все решено. И, кажется, дочка это чувствует.

«Мы только сходим в зоомагазин посмотреть». Да, говорят, там живут котята-подкидыши. «Посмотрим и всё!» Спустя полчаса гордо шествуем домой с коробкой, в которой ползает и попискивает крохотное полосатое существо. Имя придумали по дороге — Мелисса.




С первых дней Мелисса поразила меня своей уникальной способностью безоговорочно и безоглядно доверять людям. Когда держишь в руках пушистый комочек, у которого вся защита — маленькие коготки да едва заметные молочные зубки, становится страшно. Страшно от мысли, что может сделать с этой малышкой человек. Бросить, убить, поиздеваться... Но котенок совершенно спокойно сидит у тебя на руках, хотя даже представления не имеет, кто ты такой и что у тебя на уме. А потом... Потом начинает сладко мурлыкать, растворяясь в блаженном удовольствии. Мне кажется, вот на таких котятах и нужно показывать студентам-психологам, как выглядит настоящее базовое доверие к миру. Доверие несмотря ни на что и вопреки всему — своему слабому и абсолютно зависимому положению, своей полной незащищенности. Усатый-полосатый верит, что его будут любить, гладить, кормить... Он расслаблен, счастлив и ни о чем не беспокоится. 
Когда я чувствую, что на свете есть создание, которое способно так мне доверять, как я сама себе не доверяю, — я переживаю это как чудо.

Мелисса — очень социальное существо. Где люди — там и она. Приткнётся где-нибудь сбоку или ляжет на коленки и спит. Или носится вокруг и играет. До этого все мои кошки были кошками, которые гуляют сами по себе. Эта — совсем другая. Может быть, потому что она практически не остаётся дома одна?




Котейка уверенно пробует себя во всех сферах. Помогает дочке рисовать, хватаясь зубами за карандаш. Сидит со мной за компьютером, гуляет по клавиатуре, впечатывая неожиданные символы в тексты; ловит лапами курсор мыши на мониторе и отлично пользуется планшетом — особенно если нужно пролистать электронную книжку к её титульному листу: вдруг я, находясь на самом интересном месте, захотела вспомнить, с чего все начиналось? А какой восторг у неё был, когда я кроила накидку для дивана! Не только вся Мелисса, но и вся квартира была в нитках... В конце концов, я просто плюнула и стала швырять эти нитки прямо на пол — все равно впереди глобальная уборка. 
Вы не представляете, какое это удовольствие — сидеть в своей квартире и разбрасывать вокруг себя мусор, не заморачиваясь. Это что-то близкое к ощущению свободы.

С первых дней Мелисса неравнодушна к гигиеническим процедурам, которые претерпевают её несчастные хозяева. Может, вспоминает, как её саму в первый день помыли с шампунем в раковине, и поэтому глубоко нам сочувствует? Первое время стоило кому-то зайти в душ и включить воду, как она тут как тут на коврике - сядет и душераздирающе плачет: «Мяу, мяу, мяу!» Я пыталась успокаивать её разговорами. Несколько раз пускала погулять по сухой ванне перед тем, как открывать кран, чтобы она убедилась, что здесь нет ничего страшного. И все равно: «Мяу, мяу, мяу!»

Однако время заставляет привыкнуть ко всему. Спустя недели три и Мелисса смирилась с тем, что не отучит хозяев мыться, как бы ни старалась регулярно вылизывать их своим язычком. Утихла. И даже стала заблаговременно занимать стратегическую позицию под ванной. Дочка предполагает, что ей там тепло. А может, шум воды по чугуну нравится? Кто знает... Но в один прекрасный день начался отопительный сезон, который в нашей квартире знаменуется переходом с бойлера на сетевую горячую воду. По этому случаю я решила набрать себе пенную ванну. Когда все было готово, в порядке просвещения вытащила нашу котейку из её укрытия и продемонстрировала достигнутый результат. При виде 200 литров воды, кошка тут же выпрыгнула из рук и бросилась наутёк. Похоже, повод оказался достойным, чтобы поколебать даже самое безграничное базовое доверие.



Впрочем, ненадолго. Я погрузилась в воду и стала тихонько ее подзывать. Буквально через пару минут котейка вернулась и уселась на коврике, а потом даже разрешила пересадить её на кафельную полочку, устроенную на уровне края ванны. Сначала она стояла у дальней от воды стенки, изо всех сил гнула спину радугой-дугой и пушила хвост ершом. Потом любопытство взяло верх, и Мелисса отправилась ловить куски разлетевшейся пены. А потом и подобралась к самому краю воды. Долго пыталась дотянуться до неё лапой, но роста пока самую малость не хватает... Ничего, Мелисса, скоро достанешь! Думаю, ещё до окончания нынешнего отопительного сезона. А пока я с нетерпением жду сюжета «Кошка и ванна. Часть вторая».



Говорят, со вторыми детьми матери становятся спокойнее и мудрее. Ой, не знаю. Казалось бы, это котенок, а не человеческий детёныш, а, значит, куда лучше приспособлен к жизни. Но, поди ж ты: визит в ветеринарную клинику на прививку вызвал у меня столько чувств и тревог! Не помню, чтобы я так волновалась по поводу своего ребёнка. Дочка была в шоке, когда я начала привязываться к ней с вытиранием рук антибактериальными салфетками, чтобы ничем не заразить нашего питомца. «А! Тут всё грязно! Не ставь сюда переноску! Не доставай Мелиссу! А!» Кошмар, короче. Ещё один образчик для студентов с подписью «Тревожная мать в действии».

Любоваться кошками — сущее удовольствие. Бывает, я просто зависаю во времени, разглядывая, как Мелисса грациозна и умильна. Миллион эмоций проносится на её кошачьей мордочке. Только что она делала большие наивные глазищи, а вот уже, как говорит дочка, изображает сову, отводя уши назад. А потом подворачивает пушистые лапки под себя и моментально засыпает. Она совсем как большая, только очень маленькая. И это поистине удивительно!




Почему-то Мелисса не умеет шипеть, зато умеет «цыкать зубом». Моя дочь, как и хозяйка избы на курногах из книжки Стругацких, этого категорически не переносит, и, услышав цыкание в свой адрес, берётся за воспитательную работу.

По всему дому у нас теперь валяются мячики, клубки, мышки и шнурки, но меня — завзятую аккуратистку — это почему-то нисколько не раздражает. Надо же котенку с чем-то играть и развиваться! Но самая большая кошачья любовь — это фикус и лимон. Классно же залезть в большой горшок, вырыть ямку в настоящей земле, увозиться по уши, заодно поиграть трепещущими листочками! Только хозяева ничего не понимают: гоняют газетой и страшно ругаются...

В общем, сложно сказать, кому на самом деле брали котёнка — ребёнку или мне? Но атмосфера в доме с появлением кошки изменилась радикально: стало теплее, уютнее и радостнее, а мы, люди, стали больше общаться друг с другом. Мелисса, спасибо, что ты у нас появилась!



2 комментария:

  1. С удовольствием полюбовалась на это малое дитя!.. Пора описывать впечатления от подросшей Мелиссы с новой фотосессией.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Да, девонька наша сильно подросла!

      Удалить