Поиск по этому блогу

вторник, 29 марта 2016 г.

Помос. На окраине Кипра

Место, где отдыхают люди… и корабли

(Кира)

Каждый раз, когда я варю суп, я вспоминаю эту женщину. Видимо, потому что достаю листики лаврушки из красивого мешочка, подаренного ею. И вместе с ароматом специи меня наполняют воспоминания о тёплом кипрском октябре, о беспокойном море, по ночам с грохотом ворочающим огромную гальку, об уютном доме, в каждом уголке которого можно найти живые цветы...

Человека, который едет на Кипр в пятый раз, трудно чем-то удивить. Добрые люди, чистые пляжи и безумно вкусная еда — все это давно в обязательном списке отдыха на острове. Но деревня, затерявшаяся на самой западной окраине, все-таки стала открытием.

Помос относится к Пафосскому округу. Укрывшиеся за горным перевалом Полис и Лачи — уже порядком удалены от «райцентра». Чтобы попасть в Помос, нужно преодолеть ещё 20 км. Правда, после Полиса дорога идёт вдоль моря и выглядит куда гуманнее предыдущего горного серпантина.

В Помосе живет всего около 500 человек. Из инфраструктуры — один т.н. супермаркет (хотя по размеру и ассортименту это скорее периптеро), он же заправка, и пара рыбных таверн. 


Есть ещё местная достопримечательность — краеведческий музей. Правда, мы в нем не были. Не том чтобы один евро было жалко, но как-то не тянет ходить по музеям, когда вокруг столько цветущей жизни.
Конечно, весь Кипр — сплошная провинция (за что я его и люблю), но Помос — провинция провинции. Здесь ещё тише, ещё спокойнее и ещё больше умиротворенности.
В доме, где мы забронировали апартаменты, сдается всего четыре квартиры. Хозяева вместе с дочкой живут здесь же. Зовут их очень похоже — Христос и Хрисулия. При первой встрече немногословный хозяин извиняется за по-холостяцки скромный приём и объясняет, что его жена отбыла на пару дней в Салоники — повидать родню.

Когда мы заходим в наши комнаты, меня охватывает приступ милоты. Да и всякую женщину на моем месте охватил бы! Стандартная икеевская мебель обретает совершенно новое звучание благодаря художественному вкусу хозяйки. Это настоящее уютное деревенское гнездышко, сверкающее чистотой и белизной. И всюду, буквально всюду, живые цветы — в вазах, стаканчиках, крошечных стопках... Белые, ярко-желтые, пурпурные. На плетённой тумбочке — английские романы, позапрошлого века, в ванной — изящная горка морской гальки. Даже в очень дорогих отелях я не встречала такого сочетания элегантности, душевности и функциональности в убранстве номера.





В нашем распоряжении целая терраса с панорамным видом на Средиземное море. Море, которым никогда не устаёшь любоваться, потому что каждый день оно выглядит по-новому.



И мы на несколько дней замираем в оцепенении от красоты и спокойствия, царящих вокруг.
Хрисулия возвращается на следующий день. И мы впервые знакомимся с той, чьё присутствие ощущается в каждом квадратном сантиметре нашего жилища. В противоположность мужу — это настоящий ураган эмоций. Мне кажется, будто у меня состоялось долгожданное свидание с родной тетушкой, которая сильно скучала по мне лет десять. Она щебечет без умолку, приносит нам три кусочка редкого лакомства, привезённого из особой пекарни Салоник. Она сетует, что её муж почти наверняка не смог нас принять, как следует. Но она все исправит. И вот уже тащит поднос с самодельной «Зиванией», помидорками со своего огорода и ещё какой-то снедью. Выпиваем по полрюмки за знакомство. Тем временем темнеет, и над Помосом нависает бездонное звездное небо. Хрисулия удаляется к себе, и мы слышим через ставни, как она темпераментно общается на кухне с мужем. Но скоро все стихает. И во тьме остаётся только глубокий нескончаемый шум набегающей на берег волны.


Дни пролетают незаметно. Утром — завтрак на террасе. Потом заплыв на каменные острова, украшающие наш пустынный пляж. Здесь можно нырять с маской и наблюдать за разноцветными рыбками и струящимися под водой пузырьками воздуха. В сиесту мы дремлем под тенью кустов в садике, любовно выращенном Христосом на самом берегу. Когда жара немного спадает, снова погружаемся в море, играем с волной и смеемся. А вечером — идем в одну из двух таверн, чтобы заказать рыбное мезе и выпить бутылку фирменного вина. А на обратном пути (протяженность которого, к слову, километра два) разглядываем созвездия в небе. Видно отлично — благо, вокруг деревенская темнота. И вернувшись настолько сытыми, насколько могут быть люди, употребившие мезе, получаем наверхосытку от Хрисулии какой-нибудь гостинец — домашний яблочный пирог или свежий инжир. А потом засыпаем под шум прибоя.




В один из дней Христос по собственной инициативе и совершенно бесплатно отвез нас в горы — подышать хвойным лесом и полюбоваться головокружительными средиземноморскими пейзажами с высоты. 




В другой день мы съездили на местный Paradise beach. Путь к пляжу ведет сквозь тернии и буераки, но само место оказалось и впрямь очень достойным. Живописная бухта и не единого человека.



Этих простых развлечений нам вполне хватило на пять дней. И хотя в радиусе 20 км есть еще много интересных мест, больше ездить никуда не хотелось. Помос стоит того, чтобы погрузиться в его неспешный ритм. И наслаждаться каждой минутой сладостного созерцания и ничегонеделания…

Мне нравилось общаться с Хрисулией. Как и со всякой взрослой женщиной, которая с годами остается счастливой. По профессии наша хозяйка оказалась учительницей английского языка (и это, несомненно, облегчило коммуникацию). Когда ее муж — в прошлом капитан дальнего плавания — вышел на пенсию, они решили осесть в уютном месте и завести свой мини-отель. Примерно в это же время у них родилась младшая дочь  — ныне 16-летняя красавица, в один из вечеров угощавшая нас вместо матери. Сын — продвинутый специалист с университетским образованием и успешной карьерой в Штатах.

Дом супруги выбрали, естественно, у самого моря. И назвали его Mourayio


Как объяснила Хрисулия, по-гречески это значит «место, где отдыхают корабли». Название выбирали как дань уважения профессии хозяина, отправившегося на отдых по завершении карьеры мореплавателя. Хрисулия (я не сомневаюсь, что это ее идея) дала имена каждой комнате в своем доме и придумала для каждой свой дизайн.
Говорят, многие женщины всю жизнь готовы играть в кукольный домик. Только вырастая, они начинают с любовью обустраивать уже полномасштабное жилище. Причем делают это с детским увлечением и восторгом! Хрисулия — точно одна из таких.
Она продолжает работать учителем, не смотря на большое хозяйство. Она готовит и стряпает замечательные вещи. И при этом ее энергии хватает на то, чтобы обогреть вниманием каждого гостя. Удивительная женщина! Да что там говорить, удивительная семья.




…На прощание Христос угостил нашу дочку мороженым. Потом подумал, снова открыл холодильник и всунул и нам в руки по холодной эскимошке. А потом долго стоял на крыльце, смотрел, как мы отъезжаем, и всё махал нам рукой. Мне, как назло, перед самым отъездом начали писать по работе. Мол, надо срочно править текст и всё такое. В суете я толком не попрощалась с Христосом. Тогда решить рабочий вопрос в зоне доступа к вай-фаю казалось куда важнее… Сейчас статья давно опубликована и забыта, а начальник, которому я старалась угодить, уволен. Рабочие вопросы, как всегда, были сиюминутными, а их значимость — преувеличенной. Зато в моей памяти по-прежнему стоит образ седовласого Христоса, долго махавшего нам рукой на прощание. Казалось, ему было немного грустно, как будто дом покидают не туристы, а родные племянники…

Стоит ли ехать на окраину Кипра? Сказать по правде, в Помосе решительно нечем заняться — и это такое счастье для человека, который должен без конца чем-то заниматься в повседневной жизни. Так что если вы хотите действительно отдохнуть (а не сменить вид деятельности), несколько дней в Помосе вам будут очень и очень кстати. Однозначно, рекомендуем! И сами непременно вернемся.


Комментариев нет:

Отправить комментарий