Поиск по этому блогу

суббота, 14 февраля 2015 г.

Забытые мечты тоже сбываются

(Кир)

— Вадик, Вадюшечка, вставай! Утро наступило.
Пятилетний Вадик слышал ласковый голос где-то на окраине сознания.  Выныривать из сладкого утреннего сна ужас как не хотелось.
— Тебе кашку маслом заправить или с вареньем будешь?
Вадик прекрасно знал эти наивные материнские уловки — «разболтать» его, чтобы вытянуть из сна, но всё равно поддался:
— С вареньем.
— Ну вот и хорошо. Кашку съедим — и в садик, к деткам. Да?
— Мама, а давай изобретём такой приборчик, — Вадик опробовал новое для него, только вчера узнанное слово, — чтобы на кнопочку нажал, и в садик идти не надо.
— Ну как же, Вадечка? Тогда ведь все садики закрывать придётся, раз ходить в них никто не будет. Разве это хорошо?

Это Вадику и в самом деле не понравилось. Но вставать не хотелось всё равно.
— А тогда надо изобрести такой, чтобы на кнопочку нажал — и в садик пусть идёт кто-нибудь другой!
— Золотко ты моё! — Рассмеялась мама, и, усадив Вадика, ласково поцеловала его в лоб, — Так ведь не изобрели пока!
— Жаль. Вот когда вырасту – обязательно изобрету!
— Да конечно же, заинька, конечно. Ну что — пойдём умываться?

***

Этот диалог примерно четвертьвековой давности сейчас уже никто и не вспомнит. «Избавившись от ерунды, не занимайся глупостями!» (Гиббон), всем, короче, некогда. Вадечка за это время вырос, выучился, возмужал и сменил несколько работ, пока не нашёл подходящую, полностью отвечающую его высоким требованиям к саморазвитию, и оказался, в конце концов, в компании единомышленников.
Начавшийся рабочий день не обещал никаких неприятностей, катился в обычной атмосфере вялых приколов и расслабленностей, что является очень важным условием для создания атмосферы подлинной креативности. Один только начальник чувствовал себя как-то неуютно, словно не мог вспомнить что-то важное, такое, за что потом спросят. И накажут.
— Вадим, смотри, что я придумала. - Рекламщица Инга посмотрела по диагонали через комнату. Тот подошёл. — Если сделать спиральный фон, видишь? — от розового к голубому, а заглушку развернуть вот так, то есть она как бы убегает, даже вдали можно ещё одну вставить, побледнее, и добавить неяркий такой текст «пока ещё всё зависит от тебя», а внизу логотип, адреса и телефон — классно ведь получится?
— А чего классного-то?
— Как чего? Эротично ведь! Мужики должны клюнуть! Такие проспекты и на выставке раздавать не стыдно.
— Ага, только вверху, вот здесь, курсор выше, теперь правее, да, вот здесь, написать «18+», а то не догадаются.
— Ну, это уже слишком, — с сомнением сказала Инга, — лучше ещё как-нибудь фоном поиграть.
— Тогда надо волосы пририсовать — и вопросов не будет!
— Какие ещё волосы? — Внезапно догадавшись, Инга резко покраснела. — Иди ты! Почему всё опошлить-то сразу надо!?
— Потребительская реклама на «B2B» не работает. — Прислушивающийся начальник подвёл черту под дискуссией.

— А я потребительской рекламой не занимаюсь! — у Инги к ней были свои претензии, и все присутствующие об этом знали.
Не так давно, Инга делала халтуру для левого заказчика, чем очень гордилась и даже посматривала на сослуживцев свысока. Потом высокомерие как-то в одночасье сошло на нет, исчезли мечты вслух, и вместо них возникла хандра, отравляющая настроение всем вокруг. Поняв, что терапевтическими методами от неё не избавиться, начальник первым, как и положено начальнику, вскрыл нарыв:
— Что у тебя с халтурой? Закончила?
— Да ну их, — нехотя процедила Инга, — козлы.
— Не взяли?
— Не расплатились! —Инга, всхлипнув,  продолжила, — Я на них три дня пахала, Славик мне Фотошоп переустанавливал, я из-за этого чая их долбанного по ночам не спала … знала бы заранее — тогда б ни за что … так их якобы уровень не устраивает … кинули, сволочи, забрали работу и кинули!
— Вот скоты! И макетом воспользовались? — маркетолог Юра готов был оказать содействие в вопросе доказательства низости заказчика.
— Не знаю.
— А чего — мониторить не пыталась?
— Я козлов не мониторю.
На этом инцидент был исчерпан, и через пару дней получившая порцию утешений от коллектива Инга вернулась в нормальное состояние.
Начальника внезапно осенило, он с облегчением вспомнил причину своего душевного неуюта и подозвал Вадима к себе.
— Садись, — сказал начальник, что само по себе не предвещало ничего хорошего.
Вадим сел и приготовился держать круговую оборону. Не припоминая за собой явной лажи за последние как минимум три месяца, Вадим почувствовал надвигающуюся несправедливость. Ожидания оправдались.
— Вчера разговаривал с Фантомасом (это у Гиббона зам, большой человек! — прим. автора), — сообщил начальник, - так вот, он сказал, что открываются новые горизонты.
Дело обстояло пожалуй хуже, чем можно было ожидать.
— А старые кто закрывать будет? — спросил Вадим, пытаясь навязать борьбу в заведомо неравной схватке.
Проигнорировав вопрос, начальник продолжил:
— Метизы — вот что выведет нас на уровень!
— Метисы — потомки от межрасовых браков. В антропологическом отношении метисы обычно занимают промежуточное положение между смешивающимися расами. В Америке метисами называют потомков от браков европеоидов и индейцев. В Средней Азии монголоидов и европеоидов. Бразильские метисы от браков португальцев с индейцами тупи, составившие большинство населения страны, известны под названием «мамелюкос». Википедия. — сообщил IT-шник Славик, но на него никто не обратил внимания.
— Неликвид, — Вадим продолжал сопротивление.
— Механический цех простаивает на восемьдесят процентов, надо чем-то загружать людей! — начальник постепенно переходил к окружению противника.
— По-моему — им и так неплохо.
— А надо, чтоб ещё и всем остальным хорошо было! — ловко отсекая пути к отступлению.
— А Фантомас, вообще, понимает, с чем связывается?
— Вот ты сам у него и спроси! — начальник начал раздражаться, отчего Вадим сообразил, что всё не так уж и безнадёжно, какие-то шансы, видимо, есть, надо только выяснить какие.
— Слушай, ну это же подстава!
— Какая подстава? Ты ведь ещё не знаешь, что нужно сделать!
— Да знаю я всё! Сейчас, понятно, надо будет провести исследование, измерить ёмкость метизного рынка во всей Вселенной, написать отчёт, оформить, чтобы Фантомас взял всё готовое и поехал в банк за кредитом, там ему, конечно, откажут, а потом чтоб всё свалить на меня!
— Во-первых, не во Вселенной, а только в области, во-вторых…
— Ну, конечно, Фантомасу же западло на самолёте или на поезде куда-нибудь сгонять, он из персонального мерина никогда ж не вылезает, к жене в постель, наверное, тоже на машине въезжает…
— … во-вторых, подписывать не ты будешь, а Фитиль, он же и за сбыт ответит.
— Тогда вообще при чём тут я? Пусть Фитиль сам и пишет, а Юра вон ему помогает, он же его друг!
— Какой друг? — Юра предсказуемо упёрся, — Фитиль не мне друг, а этому, как его… у меня в продажниках друзей нет. Не те это люди!
— И вообще — с каких это пор мы стали на продажников работать? — Инга втянулась в разговор.
— Да — с каких? — встрял уже Вовик. — Они со мной за пикник ещё не рассчитались, хотя я им блевотину с капота фотошопом убрал.
Инга захихикала:
—Так вот оно что! А это точно блевотина была?
— Само собой, что я по-твоему — в блевотине не разбираюсь?
— Разбираешься, разбираешься … — успокоила Вовика Инга.
— Так вот — метизы… — начальник вернул разговор в нужное русло,  — представляете, что будет, если Фитиль будет месячную программу продавать?
— А что будет? — не понял Вадим, — премию получит. У них там такие премии! Да если бы нам … хотя бы…
— А мы опять ни при чём будем?
— Как это ни при чём? А про маркетинговую среду им кто писал? — Вадим старательно обходил расставленные ловушки. — Помнишь? Они там абзаца даже не осилили, неделю ходили ржали, над собственной тупостью, наверное. Я виноват, что ли, что они книжек не читают? Сколько можно бисер-то метать?
— Да хрен с ней, с этой маркетинговой средой! — Начальник поморщился, как от неприятного воспоминания. — Политику руководства правильно понимать надо…
— А тебе не кажется, что никакая это не политика руководства, а обычная фантомасова дурь. Помнишь, как с креплениями для лыж было?
— Там действительно дурь, согласен. Но это было сразу после того, как Фантомас первый раз в Альпы съездил. А метизы — это ведь совсем другое.
— Метизы  — обобщённое название широкого спектра разных товаров из металла. В понятие входят все изделия, которые получаются из металла. Условно их можно разделить по назначению на промышленные и широкого назначения. Википедия. — сообщил Славик.
— На потребительском рынке нам делать нечего! — нащупывая слабые места, Вадим готовился к атаке. — Так что половину метизов можно сразу не делать!
— Так Гиббону и скажем? — съязвил начальник.
— А Гиббон-то откуда взялся? — закрепляясь на позиции, удивился Вадим. — Ты же говорил про Фантомаса.
— Да что там Фантомас — шушера! — Начальник на всякий случай посмотрел на дверь. — Вот Гиббон  — величина! Но к нему надо идти с отшлифованными идеями. И пусть кто-нибудь потом их реализовывает…
— Вот это правильно, — почти ликовал Вадим, поняв, что никаких конкретных поручений Фантомас не давал, — так и давайте шлифанём какую-нибудь идейку, но уж не метизы эти вонючие, а что-то стоящее! Что нам — креативности не хватит?
— Предлагай! — злобно огрызнулся начальник, уяснив, что проиграл.
— А что предлагать — идей всегда полно! — Торжествовал Вадим. — Да вот, хотя бы, смотри, какой классный проспект Инга нарисовала. Штурманём?
— Давай!
Весь коллектив, за исключением Славика, сгрудился над ингиным столом. Мозговой штурм продолжался больше часа. Раздавались реплики: «Чо тормозишь? Рисуй!», «По принципу матрёшки делай», «Вот так Гиббону точно понравится…», «здесь низа нет, один только верх» и прочие технические тонкости, в которые Славик вклинивал определения разных подслушанных словечек: «олигополия», «ишак», «фокус-группа», «эластичность спроса» и так далее.
— Видишь, как здорово получается! Слушай, а что тебе Фантомас про метизы гнал?
— Сказал, что поручит Фитилю проработать вопрос. А я просто подумал — не перехватить ли нам инициативу?
Потом, что называется «усталые, но довольные», все расселись по своим местам. Больше всех радовался Вадим, хотя и не мог объяснить почему.
Так всегда бывает с человеком, у которого сбылась мечта, даже если он о ней и не помнит. А всё потому, что четверть века — большой срок, всего не упомнишь. Но приборчик-то успешно изобретён и действует: нажал на кнопочку и работать должен кто-то другой.
— Ребята, а может, волосы, всё-таки, уберём? — неуверенно спросила Инга.


Читайте еще кое-что про мечты:

О том, как маркетологи высочайшей квалификации справляются с непредвиденными жизненными сложностями:
У нас тут кризис



Комментариев нет:

Отправить комментарий