Поиск по этому блогу

понедельник, 30 июля 2018 г.

Покорители огня

(Кира)


Как я побывала в Мордоре



На днях в ленте промелькнул вопрос: «А что вы такого видели в жизни, что вас очень сильно поразило?». В комментариях многие рассказывали о красивых местах, где им доводилось побывать — от Красного моря до Камчатки. Меня тоже в свое поразили и красноморские рыбки, и вид с вершины Олимпа и спуск в кальдеру вулкана… Но, почему-то в этот раз моя первая мысль была про литейный цех.

Это случилось в 2007 году. Первый месяц работы на заводе. По заданию редакции иду в литейку. Вступив за тяжелые ворота цеха я вижу клубы не то дыма, не то пара, за которыми где-то в глубине ходят черные фигуры и мелькают красные всполохи. Но еще раньше в нос ударяет тяжелый запах жженой земли, от которого тут же начинаешь задыхаться. Кажется, что ты идешь прямиком в сердце Мордора.

Так выглядит классический Мордор
Настал XXI век с роботами и автоматизацией техпроцессов? Нет, не слышали. Там, в литейке, всё то же, что и несколько десятилетий назад. Женщины-земледелы по шесть часов ворочают лопатами в туннелях тяжелый заскорузлый грунт, а женщины-крановщицы гоняют под потолком в желтых кабинках, едва заметных в сером едком воздухе. Огромные мужчины-сталевары в грубых перчатках колдуют над котлами с тоннами раскаленной лавы. А потом, улыбаясь доброй широкой улыбкой рассказывают, что варить сталь примерно то же самое, что варить хороший борщ: главное смешать качественные ингредиенты в нужных пропорциях.
Там из гигантских ковшей текут раскаленные реки и время от времени взметаются фонтаны искр. И на твоих глазах красная, светящаяся изнутри струя растекается по отливке и обретает свою будущую форму. Остывающие детали похожи на укрощенных саламандр. Ты идешь среди них, и на тебя пышет едва переносимым жаром.

Я не верила своим глазам. Казалось, я очутилась в какой-то странной, жутковатой сказке.

Выбравшись наружу, еще долго не могла отдышаться. Сердце колотилось, а в голове пульсировала фраза из какого-то, кажется, фильма: «Увидеть Париж и умереть», «Увидеть Париж и умереть». Да уж, вот он мой «Париж»…

Запах жженой земли моментально въедается в кожу, одежду, волосы. Человека, побывавшего в литейке, целый день чувствуется издалека. Поэтому после того раза, по примеру старших коллег, я притащила в редакционный шкаф ненужную куртку, чтобы ходить на новые задания.

А так выглядит классическая литейка



Прошло больше десяти лет, но я до сих пор с ужасом вспоминаю ту женщину из тоннеля с сероватым лицом. Посмеиваясь над тем, как я закашливаюсь по ходу интервью, она сказала: «Вот вы тут дышать не можете, а мы в сосновый лес выходим и там начинаем задыхаться, настолько наши легкие к этому воздуху приспособились…» Год за годом каждый день эта женщина спускается в темный туннель и работает, руководствуясь единственным принципом: «Бери больше — кидай дальше». А над ней в цехе огромные мужчины в грубых рукавицах колдуют над гигантскими котлами с раскаленной сталью и выпускают из ковшей огненные реки, на глазах превращающиеся в твердый металл…


Комментариев нет:

Отправить комментарий