Поиск по этому блогу

вторник, 15 мая 2018 г.

Сильная женщина: кто это такая?

Мужское мнение о сильной женщине

(Кир) 

Сильная женщина, говоришь? Ну-ну!


Этими словами начинается довольно-таки длинное стихотворение Андрея Добрынина, которого я считаю лучшим из ныне здравствующих русскоязычных поэтов. И сразу же видно — у них с Кирой, которую я считаю лучшей из ныне здравствующих женщин, много общего. Во всяком случае, они оба рассматривают женщину, как субъект взаимоотношения полов, как будто вне этого женщины не бывает вообще. Не странно ли? Нет ли здесь дискриминации какой-нибудь? В общем, их обоих пора привлекать за сексизм.

Начнём издалека: ну, что такое, например — сильный шахматист? Это — тот, кто может обыграть в шахматы себе подобного, только слабого. А если у этого слабого на двадцать кило больше убойного веса, да ещё и разряд по боксу — что тогда? Кто тут сильней?

Вернёмся, однако, к поэзии.



Все предпосылки для большой романтики. И пока романтика успешно завязывается, прикинем вот что. Понятия «сильный» и «слабый» — оба относительные: шахматиста можно сравнивать с другим шахматистом, Алексея Стаханова – с другим шахтёром, Лео Месси – с другим футболистом. Ясно ведь, никакому Магнусу Карлсену не под силу вырубить столько угля, как Стаханову, он (Магнус) рассыплется в тот самый момент, когда отбойный молоток в его руках просто включат, а то и раньше; о футбольных же успехах Алексея Григорьевича известно очень мало, зато обыграть в шахматы Лионеля Месси взялся бы даже я.

Все они – сильные люди, спорить с этим никому и в голову не придёт. Но вот вопрос: сильная женщина – она сильна в сравнении с кем? Кого она сильней?
(Мысли не по делу: люди тщеславные, но страдающие показной скромностью, частенько прибегают к словесной мути, чтобы завуалировать своё тщеславие. Я как раз такой. Не согласны? – тогда перечитайте последнюю строчку предыдущего абзаца: кто-то там аккуратно самопричислился к лику почти святых!) 


Пока поэзия не даёт нам ответа на этот вопрос. Попробуем сами. Спутник жизни: пришёл домой пьяный – она ему сходу в пятак прямо в прихожей; не так посмотрел на идущую мимо студентку – пусть получает неделю принудительной диеты; вскрылась заначка – два месяца отлучения от тела. Так им, козлам! И что там было дальше?



Ну вот и я о том же. Обычная подмена понятий. Раз сильная, то должна доминировать. Раз не доминирует – значит слабая, или, как минимум, «не сильная». Но это же упрощенчество какое-то, стремление к наглядности своего положения. «Свет мой, зеркальце, скажи…. А сильная я женщина?» «Сильная, сильная…. сковородкой по яйцам ему ещё…. увидишь, какой он жалкий и ничтожный… и какая ты сильная».


Романтика разгулялась не на шутку – вот вам сильная женщина!

А что – обязательно всё на свете ранжировать? И делать наглядным, и сравнивать, сравнивать, сравнивать… всё-таки поиск причин для обид/гордости может увести очень далеко, в пространство весов и формул, туда, где жизни нет, а есть её плоская модель, которую сравнить с чем-то можно, а прожить нельзя.

Когда-то очень давно подслушал в маршрутке разговор двух крутых тёлок (а у нас в маршрутках другие не ездят), не то только что поменявших, не то только что обзавёвшихся новыми мужиками. Они предъявляли друг другу достоинства поведения своих половин (а может третей, четвертей и т.д.) в койке. Каждая настаивала, что у неё лучше. В подробностях и с аргументами. Так что повод для сравнений найдётся везде, было бы желание.

Другой повод для сравнения — успешность. Этакая Васса Железнова. Мысль Горького о неизбежности плохого конца («в общем – все умерли») я не разделяю, но с тем, что такая женщина, расплодившая вокруг себя альфонсов и приживалок, никому не нужна, даже самой себе, согласен полностью. В чём же «сила» такой женщины? Да, в этой пьесе все, кроме полоумной социалистки Рашели, её беспрекословно слушаются, от неё всеми потрохами зависят, некоторые даже уважают порой, но что даёт это самой Вассе – непонятно. Всё это я написал не к тому, что успешная женщина обязательно несчастна, а к тому, что и классик может ошибаться.

Рядом с сильной женщиной, выходит, жить плохо. Интересно – а рядом с сильным мужчиной как? Хорошо, да? Опять этот ваш сексизм…


Из сравнений осталось последнее — сильная женщина и слабая — тоже женщина. Какая женщина сильнее остальных? Отвечать на такой вопрос – значит издеваться над здравым смыслом. Она красива и здорова, у неё больше денег и поклонников, она всё может решить сама, её дети – лучшие в классе, а мужик такой, что все вокруг завидуют, «коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт» (а выйдет потом? – Некрасов, в общем-то, садист), она рулит процессами, очень много знает, прекрасно поёт и танцует, вяжет и стирает, рядом с ней интересно и уютно, а без неё скучаешь так сильно, что даже отлучившись в туалет, мгновенно передумываешь, не в силах совладать с разлукой (возникшей, замечу, по собственной вине), и бросаешься обратно, и будь, что будет, от неё исходит аура благоденствия, она – ангел во плоти, состоявшееся божество…

Вас ещё не вырвало? А вот меня уже… Дочитайте стихотворение, пока я отлучусь.


Всё, я вернулся. Сильные люди, ничего не скажешь. И с ними всё ясно.
А вот с нами ничего не ясно. Пока что получается, что само понятие «сильная женщина» — абстракция, придуманная ценность, непонятная схема для бездельников, которым нечем заняться. Пусть разбираются, всё лучше, чем курить по подворотням.

Не претендуя на хлеб литературных критиков, психологов и иных логов и ведов, торгующих по больше части воздухом, рискну ввести в оборот своё определение:

«Сильная женщина — это та, которая создаёт себе счастье, которая всегда выигрывает сравнение с самой собой в прошлом и проигрывает такое сравнение с будущим. Потому что она знает, что делает и никогда не останавливается». 
Ух, круто! Но вот вопрос: а сильный мужчина в этом смысле чем от неё отличается? Отвечайте, сексисты несчастные!

Читайте также Сильная женщина: хорошо ли ей живется?

Плохо, наверное.

Комментариев нет:

Отправить комментарий