Поиск по этому блогу

воскресенье, 29 марта 2015 г.

Скромное обаяние Тринкомали. Часть вторая: пляж Нилавели

(Кира)
Итак, пожив в центре Тринкомали, мы отправляемся на другой, известный на восточном побережье Шри-Ланки пляж — Нилавели.
Здешний отель, не смотря на отсутствие звезд, шикарен. В смысле комфорта все продумано до мелочей, ни единой пылинки, ни крохотного насекомого. Тем разительнее бросается в глаза контраст со стоящими чуть поодаль рыбацкими лачугами. Стоит сделать шаг за пределы территории или просто выйти на отельный пляж, как, кажется, совершаешь путешествие во времени, проваливаясь сквозь пару столетий. И как раз этот уникальный опыт — одна из главных причин, по которым стоит забраться в Нилавели, сколь бы много времени вам это ни стоило.

На земле осталось уже не так много уголков, где человеку пока не удалось создать хотя бы иллюзию того, что он хозяин природы. А это местечко — как раз из таких. Бывая на освоенных туристами черноморских или средиземноморских побережьях, сложно даже представить, что могут быть километры и километры песчаного пляжа — пустынного, не занятого лежаками и зонтиками, детками, лепящими куличики, их папами, пьющими прохладное пиво, и торговцами всякой снедью. Здесь же даже уединенную парочку, валяющуюся на одеяле, вы вряд ли встретите. Только притихший на лето океан, шелестящие где-то в вышине пальмы и небывалой ширины песчаная полоса, обрамляемая со стороны берега тропическими кустами.

Рыбацкие лачуги

Когда я читала раньше фразу «неразвитая инфраструктура», то шапкозакидательски считала, что мне это самая инфраструктура и ни к чему. По барам-дискотекам мы не ходим, на шоппинге тоже не помешаны. Но я тогда просто не представляла, что такое полное отсутствие инфраструктуры. Это значит, что гуляя по пляжу, даже обычной питьевой воды на всем обозримом горизонте, сколько не топай, не раздобудешь. Это значит, что крутейшим супермаркетом ты начнешь считать закопченную хибару, в которой можно найти пачку острых чипсов, таких же острых печенюшек и прочих «сладостей», бутылку питьевой воды (о, счастье!), абсолютно незнакомые овощи в ящиках и несколько фруктин в грязном блюде на столе. И до такого «супермаркета» еще нужно дойти — ни на каждом же углу магазин забабахивать! Понятно, что завтраки-обеды-ужины в этой ситуации возможны только в отеле, так что за три дня мы перепробовали добрую половину меню.
Запасы алкоголя к приезду в Нилавели уже закончились и, планируя романтический ужин с лобстером под шум океана, мы встали перед фактом невозможности поднять бокалы. В первый день официант ответил, что спиртного у них нет. Пить у ланкийцев вообще не принято, здесь это постыдное занятие, которому предаются только опустившиеся представители общества. В этом мы убедились, когда уже в другой части острова попали в загороженный решетками и окруженный колоритными личностями винный магазин. Потом я засекла, что другой паре подают ведерко со льдом, впрочем, содержимое его было стыдливо прикрыто полотенцем. Второго официанта удалось расколоть: все-таки вино есть — плодовое австралийское и по заоблачной цене. Но лобстер того стоил.

Пляж Нилавели — километры песка и никого вокруг

Главный туристический аттракцион в окрестностях Тринкомали — наблюдение за работой рыбаков. Труд насколько тяжелый, настолько и низкопроизводительный. Это в Норвегии и Японии давно настал век траулеров, а здесь другой реквизит — огромная, тяжелая, сплетенная вручную сеть с поплавками, десяток мужчин с иссушенной солнцем и морским ветром кожей, узенькая лодка на одного и несколько женщин с корзинами. Если вспомнить картину «Бурлаки на Волге», то можно легко представить, каково этим рыбакам.
Целый день — с утра до самого вечера они повторяют один и тот же цикл, продолжительностью около полутора часов. Запускают сети в море, «начальник» остается в лодке на самой дальней точке, едва видимой с берега, а остальные начинают тянуть сеть, переступая босыми ногами по песку, будто исполняют странный танец, монотонно что-то не то напевая, не то постанывая. Наконец, сети на берегу — и все бегут смотреть на улов. Правда, сколько я видела, он всякий раз был одним и тем же: небольшая кучка среднего размера рыбешки и морская тина. Кажется, этот скромный результат — и есть единственный просвет в тяжелой рыбацкой работе. Несколько минут, и вот уже сеть готовится к новому запуску — на несколько десятков метров поодаль от прежнего места.

Если бы перемещениями рыбаков начала управлять современная автоматизированная линия, то вряд ли ей нашлось, что оптимизировать. Точность и выверенность их движений поражает. Кто-то несет корзины, оставляя по одной через равные интервалы; другой раскладывает сеть; третий — расставляет по берегу в нужных местах кувшины с водой для утоления жажды. И когда процесс запускается, все эти предметы оказываются именно там, где необходимо. Вот такая супер-эргономика на песке. Рыбная ловля идет по всему берегу — никто и не думает огибать пляж перед отелем, так что свой выход из океана надо рассчитать так, чтобы не попасть в сети.

Рыболовный траулер по-ланкийски

Если не считать рыбаков, пляж Нилавели абсолютно пустынен. От нашего крохотного отеля до другого ближайшего — не менее получаса по берегу. Так что можно бродить в одиночестве, наслаждаться природой в ее девственном состоянии, искать выброшенные на океанский берег ракушки. А ночью стоять на берегу, как на краю бездны. Кроме звезд на небе не видно ни зги. Океан обозначается только шумом прибоя, и делать каждый следующий шаг по песку в его сторону неизъяснимо, на животном уровне, страшно, словно из пучины может вынырнуть и уволочь тебя морское чудовище. И в эти моменты каждой клеточкой чувствуешь мощь Вселенной, осознавая насколько крохотный не только ты сам, но и весь остров, лежащий посреди бескрайней массы черной воды, на самом краю света.
Дни протекают в невиданной лени и ничего неделанье. Едем на лодке поплавать с маской, потом — на аюрведический массаж. За три дня такого режима внутри разгорается жгучее желание деятельности. Говорят, перед нами русская пара провела в этом отеле 10 дней, но мы искренне радуемся, что не забронировали здесь все шесть дней, отведенных на Тринкомали. А вот три — в самый раз.
И вот, закинув рюкзачки за спины, мы покидаем оазис роскоши среди пустыни беспросветной бедности, под озадаченные взгляды персонала отказываемся от такси, и не спеша бредем уже знакомой грунтовкой к автомобильной трассе. По обе стороны — поля с пасущимися на них козочками и павлинами, по покосившимся заборам скачут обезьяны и где-то в стороне свиристят пальмовые белки.

Nilaveli Beach Resort

В автобусе весело, особенно после того, как возле одного из индуистских храмов в него набивается человек пятьдесят женщин в ярких разноцветных сари. Дамы всех возрастов — от девчушек, еще не умеющих ходить, до беззубых старух. Одна из таких дает мне понять, чтобы я уступила ей место, и следом за этим, не менее повелительным жестом, выдергивает из рук мою сумку и ставит к себе на колени: чтобы мне не было тяжело. Я смотрю, как в другом конце салона над толпой возвышается фигура Кира, явно не укладывающаяся по росту в местные стандарты. Это несоответствие массогабаритным параметрам среднестатистического ланкийца нам еще предстоит в полной мере испытать на себе после пересадки в следующий — междугородний автобус, который в течение семи часов без всяких стоянок будет «мчать» нас в Канди — крупный город в центре острова Шри-Ланка.
И пусть в Тринкомали еще долго ходят эти диковатые для европейцев поезда и старые индийские автобусы, ездящие исключительно с распахнутыми дверями по причине отсутствия кондиционеров. Не надо строить здесь федеральных трасс и возводить пятизвездочных отелей. Ведь когда сюда устремятся людские потоки со всего мира, это скромное обаяние канет в небытие, превратившись в воспоминания тех немногих счастливчиков, которым удалось побывать здесь в «доцивилизационный» период. Рыбаки переквалифицируются в торговцев всякой дребеденью, скитающихся по пляжу, выучат несколько слов на английском и, может быть, на русском, забросят свое исконное ремесло, а там, глядишь, и научатся выпрашивать у заезжих деньги и выпивать. Здесь уже не удастся помечтать в тихой звездной ночи на берегу океана. И вряд ли на дорогу будут внезапно выползать метровые игуаны и выскакивать неугомонные мартышки…
Нет, это место прекрасно именно таким, какое оно есть. А все инфраструктурные сложности — не только веселое приключение, но и повод немножко переоценить значение привычных стандартов в нашей жизни.

Читайте также:


Комментариев нет:

Отправить комментарий