Поиск по этому блогу

четверг, 11 декабря 2014 г.

Греция не для средних умов

           (Кир) 
         
Любой грек вам скажет «Ясос!», и не покраснеет. Больше ему сказать всё равно нечего, и пока вы судорожно проверяете карманы, будет стоять и улыбаться. Потом уйдёт, и больше вы его не увидите. Затем появится другой грек, скажет то же самое, потом третий, пятый, десятый и так далее. Греки, безусловно – главная достопримечательность Греции. Постепенно вы привыкнете, и наясосавшись вдоволь в первый же день, начнёте расслабляться. Через неделю это затянет, через месяц процесс начнёт нравиться, а через год станет необратимым. И как тут не помянуть добрым словом наших милых, родных, российских туроператоров, бдительно возвращающих вас куда следует, пока вы не успели окончательно разложиться и пропасть навсегда в пучине благоденствия!
            Их, туроператоров, услугами я, впрочем, не пользовался. Желая сэкономить, и ещё много чего желая, поехал в Грецию дикарём, взяв с собой бутылку водки для установления стартовой душевности, и другую бутылку водки на случай, если придётся страдать болезнью и болеть страданием. Хотел взять ещё и третью – пригодится, если окажется, что всё плохо, но от этого отговорила любимая женщина, которую тоже взял с собой в качестве заложницы.
Экипировка заканчивалась прокатным автомобилем, проплаченным через Интернет, чтобы не связываться со всякими жуликами. Наличие последних, правда, установить не удалось, но вдруг кому-то повезёт больше.
            Поскольку отельчик выбирался не из списка, а из всех имеющихся, не мудрено было попасть пальцем в небо, хотя если палец не застрял, то ничего страшного. Лживый навигатор загнал нас в какой-то ненужный поворот, и получилась незапланированная экскурсия по Салоникам. «Правила – правилами, а у нас вот так!», но на красный всё же останавливаются. Выпутавшись из города понимаешь, что принцип действует и на трассе, а забота о безопасности движения сводится к тому, что здесь уже берут деньги – трасса-то платная! Вот тебе и раз! Это и есть хвалёное греческое гостеприимство? Правда, объезжать по бесплатным дорогам себе дороже – бензин тут вовсе не дешёвый, да и дороги бывают слегка того.
И вот мы почти у цели, навигатор, несмотря на сплошную разметку и бешеное движение по встречке, настоятельно требует повернуть налево. Включив клаксон и фары, сделав страшные лица, игнорируя визг тормозов и греческий мат, поворачиваем. М-да. На люксовые апартаменты я и не рассчитывал, но чтоб такое … Короткий, метров десять, аппендикс дороги заканчивался тупиком, а сам тупик был увенчан стулом, на котором никто не сидел. И – всё! 
Однако русский народ не так-то прост! Проницательно решив, что стул, хоть и вполне добротный, отелем быть не может, мы достали гугловские карты, которые распечатали загодя, и через пять минут оказались в отеле.
         Отличия от т.н. стандартных туров бросаются в глаза сразу. Обычно всё начинается с ресепшена, где кто-то стоит за стойкой и радуется, что ты наконец приехал. Здесь рецепция представляла собой кнопку, искусно спрятанную и потому больше похожую на тревожную. Показавший её юноша-бармен, такой же безразличный, как и сама кнопка, несколько раз давнул, махнул нам рукой «продолжайте!» и вернулся за стойку. Некоторое время ничего не происходило. Мы давили, солнце светило, юноша стоял за стойкой, всё было очень спокойно и радостно. Но, как известно, любая идиллия в конечной стадии переходит в распад, а все эти электрические штучки, как опять-таки известно, от лукавого. Согласный с этим юноша, сжалившись над нами во второй раз, оторвался от своей стойки, подошёл, и, забрав голову в лестничный проём, заорал истошным голосом на непонятном языке. И ему отозвались! Сначала голосом, а потом оттуда спустилась крепенькая старушка и отвела нас в номер.
Полнейший непритязабль, но всё необходимое, включая кондиционер, есть. А нету – тишины, русской речи, признаков сервиса. Уборка в номере по запросу (но – бесплатно, бесплатно), в завтраке поначалу вообще отказали, правда, потом исправились, на помойку носили сами. В телевизоре обнаружилось с десяток сербских, польских, ещё не пойми каких каналов, и ни одного русского. Он, впрочем, и не нужен – кроме нас там русских не было, а мы телевизор не смотрим. Зато – шикарный балкон с ночной суматохой под ним и никогда не повторяющимся Средиземным морем на вытянутую руку. Интересное сочетание романтического уединения, почти интима, и одновременно присутствия в центре событий!
Отсутствие русской речи поддерживает ощущение обособленности. Соседи – обычные семьи из не слишком богатых стран Европы, приезжающие сюда своим ходом, обычно с детьми (способными! – такой маленький, а уже свободно говорит на каком-то непонятном иностранном языке), группирующиеся по вечерам кто в кафе, кто на балконах, и занимающиеся по курортной традиции словесной мастурбацией. Пьют мало. Пьяного видел только раз, да и то в зеркале.
Утро начинается со стрекотания моторов и зазывных выкриков возниц: «Гарбузья! Добра лобеница!! Дынья!!!», которым что-то раздражённо кричат владельцы открывающихся кафе. Всё-таки греки большие мастаки ругаться, а вот злиться и обижаться, похоже, не умеют. У меня же выбор: либо спуститься и купить-таки взвешенный безменом и не по-июньски сладкий арбуз, либо задвинуть ставни и спать дальше, либо просто спать дальше. Поэтому встаю и варю себе кофе, благо кухонька в номере хорошо продумана.
Дальше – купание в водах, путешествие на автомобиле куда-нибудь (в Греции история прёт изо всех углов и щелей), где наблюдаешь, как со скоростью пули мимо тебя проносятся группы, ведомые гидами, отстающими, видать, от экскурсионного расписания. С удивлением понимаю, что когда-то такой темп был нормальным и для меня. Ну а нам торопиться некуда.
Насмотревшись и намечтавшись, обедаем, возвращаемся, гуляем вдоль моря и натыкаемся на военный городок, где в огороженных коттеджиках переносят тяготы и лишения военной службы офицеры греческой армии (кто-нибудь слышал о такой?) с жёнами и детьми. Детские площадки, шезлонги, бассейн и теннисный корт внутри изгороди построены, разумеется, для отвода глаз, и кто знает какие замыслы греческой военщины вынашиваются там, за окнами флигеля, на которые хоть и падает густая тень, но плотно задраенными жалюзи, что особенно подозрительно. Выход с площадки, естественно, прямо на пляж.
Набродившись,  накупавшись, на… ну ладно, ближе к вечеру устраиваемся в кафушке, выбирать можно любую, потому что уж в чём – в чём, а в еде греки понимают! Смущает только, что глядя на кредитную карту, думают, что это – подставка под будильник, и говорят, что на бартер не согласны. Какой вам бартер – Европа всё-таки! Предъявив ранее полученный дисконт, строго спрашиваю «valid?!?», чтобы потом оставить щедрые чаевые, потому что «всё должно делаться медленно и неправильно». Также медленно и неправильно, уже на балконе за истреблением ввезённого провианта (см. выше), внезапно приходят два решения о дальнейших действиях: во-первых – забраться на Олимп, который тут рядом и лучше всего виден прямо с моря во время утреннего купания, а во-вторых – съехать.

Драть в гору семь часов, даже с ночёвкой посередине, для людей телесно не выдающихся – это вам не пуп царапать. А на другой день кроме подъёма пришлось ещё и спускаться. Но – вставило! Ух, как вставило! Особенно когда бухнулись в море, делающего тебе свой, особый средиземноморский минет, сбрасывающий оцепенение с ног, рук и прочих членов. Блаженство! Пусть и не так хорошо, как утром, но Олимпийские горы видны, и приглядевшись внимательно можно различить Зевса, потягивающего коньяк из оставленной мною фляжки и благосклонно кивающего нам. Сам-то я, распечатав фляжку на вершине, ограничился двумя широкими глотками под сигару с шоколадкой, а допивать не стал из опасений сломать себе шею на спуске. Так что Зевсу сегодня повезло.
Едем обратно в Салоники, топчем там день, обзаводимся наличкой, и движемся ещё дальше, на Ситонию. И достигаем там полного разложения. Рецепция расположена где-то за километр, в ларьке на пляже, её бодрый хозяин вскочил на велосипед, и, исчерпав фразой «follow me» весь свой английский, умчался в пампасы. Насилу догнали. Про отель можно сказать лишь, что он таковым не является, скорее – квартира-студия в одноэтажном доме. Тот же непритязабль, только ещё попроще, но опять же всё необходимое. А вот пляжи на любой вкус! Скалы с подводными пещерами, галька, песок крупный, песок мелкий, многолюдные и полностью уединённые, с сервисом и без, с предустановленными змеями и без них – выбирай какой хочешь.
По вечерам, ближе к полуночи, как всегда на балконе, заглядывая в четвёртое измерение при помощи Метаксы, можно играть против аж целого полуострова в такую вот игру: фантазируешь себе пляж, и чтоб на нём было то-то и то-то, а вот того непременно чтоб не было, и если за следующий день таковой не отыскивается – мы выиграли, а если всё-таки попадается – то ничья. Понятно, что каждым следующим вечером фантазии становятся смелее, детальнее и даже извращённее. И что же? 0:5! Ситония расправилась с нами как гроссмейстер с дилетантами, не оставляя шансов. Но игра затягивает! Конечно, кое-где приходилось продираться сквозь колючий кустарник, где-то – стоять над пропастью,  аж дух захватывает, и не сразу сообразишь, как спускаться. Вообще нелишним оказался и автомобиль – Ситония – она же большая! – но всё это того стоит. Ну а мы ещё вернёмся и отыграемся, пусть готовится к реваншу.
История и на Ситонии прёт отовсюду, в нашей деревеньке издалека выделялась древняя фортификация на далеко вдвинутой в море скале. Узкий перешеек, соединяющий скалу с сушей должен перегораживаться широкоплечим греком, собирающим дань за посещение, но не тут-то было. Вместо грека имеется табличка «Reconstruction in progress» и висячий замок под ней. Этот самый «in progress» происходил всегда тайно, по ночам, не оставляя следов, в те редкие часы, когда отключали подсветку, потому что ни при солнечном свете, ни при электрическом на видавших виды стенах крепости да и за ними ничего не происходило. А я подумал о том, сколько же здесь моих единомышленников!
Греки, дорогие мои греки, как я вас люблю! Тут удобно телу и душе уютно, особенно когда сидишь за столом над дымящейся мусакой, босые ноги роются в песке, Солнце проваливается за Кассандру, расстилая перед тобой такую дорожку, что хочется встать и пойти по ней, но вместо этого потягиваешь молодое вино и размышляешь чем сбыча мечт отличается от исполнения желаний. Шум прибоя и торопливо-певучий греческий говор гармонично сливаются и добавляют оптимизма, хотя куда уж больше-то? И гармонию эту не нарушает даже обрывочно доносящаяся откуда-то русская речь. «Русская речь!?» - как по команде поворачиваем головы и видим решительную даму, орущую на плачущего ребёнка и невыразительного мужичка, кричащего на орущую даму. Возвращаемся к мусаке и вспоминаем, что скоро домой. Последний ясос отзвучал в аэропорту, когда сдавали автомобиль.



Короче, никому не рекомендую ехать в Грецию. Сервис так себе, дороги тоже, многого тут не понимаешь, и вообще хвастаться мальдивами-доминиканами в разы эффектней. А что до достопримечательностей – так в Интернете куча фоток потрясающего качества, мне так не сделать. Короче, не рекомендую. Исключение могут быть для людей недюжинного интеллекта, которым дорогие внешние удобства не заменят внутренних, или наоборот, умственно недалёких, типа меня.


Читайте также мысли Киры о Греции и греческих женщинах

Комментариев нет:

Отправить комментарий